Саня Тихий. Прощай друг.

Саня Тихий. Прощай друг. рассказ.


(c) Copyright by Sanya Tihiy, 2:5079/39.39@fidonet.org

Прощай друг.

Почти по Пелевину.

Я вышел к столу как обычно, а обычно я выходил когда хотел есть. Сейчас я тоже хотел есть и поэтому вышел к столу. Стол в нашем пансионе "Для потерпевших кораблекрушение" был на удивление однообразен. Когда бы я не вышел к столу (а выходил я к нему не менее трех раз в сутки) он был однообразен. Все такой же деревянный и покосившийся, с вырезанными перочинным ножом за рубль двадцать, изречениями великих мыслителей, вышедших из народа. Стол, несмотря на то, что был однообразен, всегда поражал меня обилием пустого пространства. Он был обширен и желт как пустыня, в которой затерялись, скелеты вилок, блестящие змейки ножей, и заброшенные храмы кастрюль и тарелок.

Иногда, на нем росли одинокие кусты солонок и оазисы хлебных крошек. Хоть стол и был как пустыня, он не был столь спокоен. Иногда его начинало штормить и качать как море, или будто в пустыне разразилась буря. Просто у стола, как у старого морского пирата, одна нога, была короче чем другие. И поэтому, когда кто-нибудь опирался на него он начинал горестно скрипеть как от невыносимой зубной боли и угрюмо раскачивать боками словно ослик, на которого взвалили тяжелую вязанку хворосту.

Хозяйка пансиона, была под стать нашему столу. Она была такой же желтой, потому, что была родом из Китая. Видимо она давно уже разменяла пятый десяток. Это была миниатюрная как нэцке, пожилая женщина. Ее желтое как свеча лицо не обезображивала печать интеллекта и только тоненькие морщинки словно меридианы опоясывали этот желтый унылый шар который некоторые остряки именуют головой.

Несмотря на то, что она была неумна как школьница первоклашка, готовила она просто замечательно и знала не только Китайскую кухню но и многие другие. Она замечательно готовила мясо и овощи, а также мясо с овощами и даже овощи с мясом. Ее душа, видимо вечно пребывала в ладу с миром и поэтому ей не было нужно ничего, кроме кухни и управления этим пансионом. Мне нравилось наблюдать за ней когда она готовит. Ее ловкие руки так и мелькали словно крылья ветряной мельницы когда она резала, шинковала, крутила, рубила, варила, парила, жарила и замораживала еду. Я тихо стоял у входа в кухню облокотившись о дверной косяк, такой древний, что казалось он здесь с эпохи Мэйдзи. Я стоял и наблюдал за чудом приготовления пищи, чудом подвластным только руке мастера. Сколько раз я не наблюдал за этим, но столько же раз поражался, когда из обычного куска сырого мяса, кровавого и красного как знамя коммунистов, вдруг появлялся с коричневой корочкой, предупреждающий восхитительным запахом о своем появлении, жареный кусок мяса.

Я спустился к столу как обычно, никого еще не было. Я люблю поглощать пищу в одиночестве. Для меня это такое же интимное занятие как и чистка зубов но гораздо более приятное. Я сел за стол, на стул такой же как стоял напротив, но с одним только отличием - это был мой стул, тогда как напротив, находился стул не мой, а даже наоборот, это был стул полковника в отставке из противотанковых войск. Я сел за стол в предвкушении приятного времяпровождения в обществе тарелки с мясом но тут почувствовал, что стол начал качаться видимо кто-то шел. Я нехорошо выругался про себя, потом подумал, что я этого не заслужил и выругался вслух про других и особенно того, кто собирался нарушить мой покой. Я был уверен, что я его не знаю так как соседи по пансиону все знали о моей привычке есть в одиночестве и старались не попадаться на глаза. Но что же делать, покой был безвозвратно утерян и я решил все-таки посмотреть кто же это. И тут он появился. Это было потрясением для меня. Он появился резко прямо передо мной подобно призраку, слегка насмешливо посмотрел мне в лицо и не слова не говоря принялся есть мясо из моей тарелки. Я этому отнюдь не удивился. Ну посудите сами, если на столе стоит только одна тарелка и сидят двое, то им понятное дело чтобы не умереть с голоду прийдется есть из одной тарелки. Я немного посмотрел как он ест и решил последовать его примеру. Обед прошел в полном молчании. После еды он не слова не говоря повернулся и пошел. От его шагов качался стол а я смотрел в его черную голую спину и думал из какой страны он приехал. То что он был из Африки я это решил сразу, но насколько я знал в Африке множество стран. Я смотрел ему в спину, пока он как машина не скрылся за дверью ведущей в бильярдную, видимо решил немного покатать. Я же поднялся к себе в комнату, улегся в одежде, и ботинках фирмы "Скороход" прямо на белоснежную простынь и задумался о Нем. Кто Он? Откуда приехал? Где потерпел кораблекрушение? То, что он вот так просто подошел и разделил со мной пищу, меня просто восхитило. Это как же надо мыслить что бы без разговоров подойти и начать есть из чужой тарелки. Это надо видимо испытывать глубокую симпатию к человеку с которым делишь не только стол но и еду. Мне это очень понравилось, я воспринял это как очень дружеский жест. Если честно то он мне тоже понравился. Такой простой и прямой. Я решил, что мне надо свести с ним знакомство.

У меня раньше никогда не было друзей. Я не понимал чего я лишаюсь. Друзья казались мне пустой тратой времени. Такой же пустой и бесполезной, как бутылка из-под "Пепси-колы". Мало того, что пуста, так ведь и не сдашь ее никуда. И вот теперь я наконец понял, что такое друг. Я оказывается и не жил до этого. Мы с ним отлично подходили друг к другу. Оба молчаливые и степенные выделяющиеся своей необычностью. Мы встречались с ним обычно в обед и ели из одной тарелки как и полагается друзьям. Иногда в ужин, когда свет был приглушен пансион начинал погружаться в сон крадучись спускался вниз с бутылкой хорошего портвейна "33" в надежде, что встречу его там. Иногда он приходил. Я плескал ему портвейна и мы долго сидели друг напротив друга. Мы сидели и молчали. В словах не было надобности, надобность была в тишине. Тишина окутывала нас, как вата елочную игрушку. В тишине настоящие друзья лучше понимают друг друга. Мы смотрели друг другу в глаза и между нами как бы возникал ментальный контакт. Иногда он почесывал свои усы, но чаще мы просто сидели не двигаясь.

Мы сидели как буддийские монахи в медитации. Мы наслаждались обществом друг друга как пчела наслаждается нектаром, как море наслаждается бурей, как ветер наслаждается собой.

Я думал, так будет длиться вечно. Хорошее всегда хочется продлить подольше. Наши безмолвные беседы, доставляли нам ни с чем несравнимое удовольствие. Но видимо так считали только мы с Ним, мои соседи по пансиону видимо завидовали мне. Люди всегда завидуют хорошему у других. И когда они не могут отнять это хорошее то тогда они уничтожают это. Как-то в один из наших вечеров с портвейном, когда мы сидели и читали друг друга как раскрытые книги, по лестнице спустился Полковник. Он незаметно подошел к нам, а когда его заметили, было уже поздно. Свернутая в трубку газета мечом обрушилась на незащищенную черную спину моего друга. За мгновение до удара я понял, что произойдет, и еще понял что успею только попрощаться.
- Прощай друг.
- Прощай - сказал Он, а может быть, мне это только показалось?

В безмолвном ужасе я смотрел на его агонию, как он дергал лапками и шевелил усами. Я знал что не забуду его никогда и еще знал, что никогда уже у меня не будет такого друга, пусть даже и таракана каким был Он.

8.10.97