Саня Тихий. СЕРЕНАДА.

Саня Тихий. СЕРЕНАДА. рассказ.


(c) Copyright by Sanya Tihiy, 2:5079/39.39@fidonet.org

СЕРЕНАДА.

				Что будешь делать ты,
Когда, застучит в твоей груди,
Часовая бомба?
А. Васильев.

Я выблевал свое сердце в унитаз. Просто взял и выблевал. Это было довольно трудно, оно было большим и застревало в гортани, но я старался и в результате оно плюхнулось на дно, обдав меня мелкими капельками холодной воды. Оно было совсем не таким, каким его рисуют глупые влюбленные перочинными ножами на деревьях. Обычный кусок сырого мяса величиной с ....

Ну, пусть будет с кулак, как принято считать, хотя видит бог, я его не измерял. Оно было красным (ну что с него взять?) и прекрасно оттенялось голубыми стенками. Я некоторое время полюбовался на него, а потом нажал рычаг спуска и мое большое глупое сердце с утробным звуком и водой из бачка отправилось в свой последний вояж по стокам городской канализации. Вам, наверное, трудно понять, почему я это сделал? Не каждый человек решится на такой шаг по собственной воле, на это нужны веские причины. Я мог бы привести, довольно много причин. И все они были бы вескими. Среди них были бы такие например, как грядущее глобальное потепление, Уотергейтский скандал, выход на экраны фильма 'Помидоры убийцы' и провалившуюся, гениальную идею о постройке железной дороги на Канары. Да это было бы довольно романтично лишить себя сердца, ради какой либо великой идеи. Бросить его на растерзание толпе оппонентов и пока они его топчут стоять, гордо выпрямившись с распахнутой (в прямом смысле этого слова) грудью и знать, что ты несешь людям м-м-м... В общем, не важно, что ты им несешь, а важно то, что ты герой. Но здесь случай был другой, никакого героизма чисто эгоистические побуждения. И поэтому я не стоял перед беснующейся толпой, а тихо сидел в своем сортире и давился собственной плотью.

Почему мы делаем то, что мы делаем? А? Все наверняка спрашивали себя об этом, но не все отвечали сами себе. Если сам себя спрашиваешь, то сам же можешь и подождать с ответом правда? А потом, может тебе и не захочется знать ответ.

Ребенок тянется к материнскому соску - к жизни, наркоман тянется к шприцу - он уходит от боли, кто-то убивает ради денег, кто-то ради тех же денег рожает и продает ребенка. Я решил избавиться не от сердца, а от боли, что оно мне приносит. Я правда не уверен, что боль правильное слово, оно скорее не болело, а тянуло, давило. Но принято говорить, что мол, сердце болит, поэтому я буду пользоваться этим определением. Вы не против? Ну вот и отлично. Если... Да. Если.

История древняя как мир и столь же затасканная. Она более печальна, чем история о Ромео и Джульете. И хотя Шекспир был гений, (вы не подумайте, что я претендую на лавры Шекспира, я его уважаю, хоть и не читал) но если бы он добавил побольше горечи в свое великое произведение... Скажем, Джульета не любила бы Ромео, а была влюблена в Бенволио, а тот естественно на нее ноль внимания, так как не хотел причинять боль Ромео. А Тибальт, испытывал чувства к Меркуцио, поэтому и убил его, а Ромео убил Тибальта не потому, что мстил за друга, а потому, что хотел сделать больно Джульете, которая его в конец доконала своей нелюбовью. В общем, в финале и Ромео и Джульета остались бы живы и очень страдали, а тут еще Бенволио повесился, чтобы Джульета на него не пялилась, а обратила бы внимание на Ромео. Вот это была бы действительно печальная повесть. Что? Не согласны? Позвольте. Это Я не согласен, что история Шекспира печальна. Эта история не печальна, а даже наоборот радужна. Это повесть о счастье. Пройдите по улице и опросите людей. Многие, поменялись бы местами с героями этой печальной истории. Я бы сам с удовольствием поменялся. Честно. Жаль, что вы не можете спросить у меня, я ведь не на улице.

Улица. Наш корреспондент останавливает первую попавшуюся девушку.

Корреспондент: Скажите как вас зовут.
Джульета. Джульета.
К. О! Какое редкое имя и как оно нам подходит. Не ответите ли на вопрос?
Д. Смотря на какой?
К. Вы читали Шекспира "Ромео и Джульета"?
Д. Ой вы знаете, я не читала но видела кино и теперь обязательно прочитаю. Никогда бы не подумала, что Шекспир писал боевики.
К. (в некотором недоумении) А? Ну да. А скажите вы бы поменялись местами с Джульетой?
Д. Конечно. Вне всякого сомнения, Ромео такой милашка, к тому же не нищий какой-нибудь, как эти нынешние. Думает раз у него тачка последней модели, значит ему должны все давать? А потом еще и платить не хочет.
К. Хм. Извините. Спасибо. Вы нам очень помогли.
Д. (игриво) А может в гости к тебе прогуляемся? Ты парень симпатичный и....
К. Нет. Нет. Я тороплюсь. (Убегает)
Д. Тьфу ты! Опять педик. ( Кричит вслед) Педик.

Хм. Ну, мы несколько отвлеклись от главной темы. Конечно, это интервью нетипично я не привожу другие, потому, что они тоже нетипичны. Я хотел сказать, что многие поменялись бы местами не из-за симпатичной физиономии Ромео и не из-за большого бюста Джульеты, ну и конечно не потому, что их родители были богаты, а потому, что они испытали любовь. Они вкусили ее в полной мере, самой настоящей. Вкус терпкого хорошо выдержанного вина, жажда которую тут же утоляют и ты чувствуешь и жажду, и ее утоление. Смерть, должна была настигнуть их. Ни один человек не имеет право на такое счастье. Ну, это я так думаю, а в думах моих надо признать, зависть занимает большее место.


		Первый снег в начале марта
		Ты сама тогда достала карты
		Ты сама тогда открыла эту масть
				А. Васильев 

Я познакомился с ней на вечеринке. Как сейчас помню, была весна, март. А на какой не помню (вранье, конечно помню).

Не буду избитыми словами перечислять ее достоинства и красоту, а то как какой-нибудь автор начнет воспевать героиню, то честное слово как цыган украденную лошадь. Скажу просто, она была миленькой. Да, вот так просто. Но теперь то вы поняли? Не поняли? Ну и черт с вами.

Я, конечно, не пал к ее ногам тут же, как сброшенный со стены таракан. Нет. Но понравилась мне она сразу и очень сильно. А я ей видимо так же сильно не понравился, я вообще редко кому нравлюсь с первого взгляда не знаю в чем же здесь проблема. К зеркалу подходишь вроде на Квазимодо не похож (ну может и есть что-то общее но немного), а поди же ты, все равно людей которые ко мне испытывают симпатию с первого взгляда, по пальцам пересчитать можно. Зато, людей которым я сразу, активно не нравлюсь, столько, что второй Вавилон можно отгрохать. Ну и я думаю, она бы занимала там не последнее место. Может место Верховной жрицы, а может той самой Девственницы, которую положат на алтарь.

Ну, суть не в этом. Встретились, выпили вместе, пообщались, поспорили (о боже как я там спорил) понравилась мне она, не понравился ей я, разошлись. Кстати забыл сказать, с ней тогда парень был. Я еще подумал тогда, что конечно такая девушка не может быть без парня. Парень был, что надо. Красавец мужчина (здесь мнэ-э юноша более подошло бы), с серьгой в ухе как пират (или как эти нынешние голубые ха-ха-ха) ну не важно. Может он так самовыражался? Сейчас все самовыражаются черт знает чем. Да нет. Я не против сережек в ушах. Хоть навесной замок на ухо прицепи. Это я так, просто мысли свои излагаю. Сам бы я не стал серьгу в ухо вставлять. Почему? Ну знаете. Это уже слишком интимный вопрос. Мда. Так вот с этим парнем мы и сцепились. Не помню насчет чего, да это уже и не важно но спорили мы долго. Точнее спорил я, а ему было видимо все по сараю. Ну скучно человеку, вот он сидел и вяло со мной не соглашался. Потом я ушел, мне уже хватало. Пошел отсыпаться и трезветь. Но про нее не забыл. Как забыл? Говорю не забыл. Она мне на следующий день в тумане похмелья явилась и я мучился весь день.


		Мы лежим втроем я и две сестры.
		Я хотел их завести 
		Из них не вышибить искры.
				А. Васильев 

Я про нее короче не забыл. Но видимо она тоже, потому что приходит ко мне как-то друг и говорит.
- Выпить хочешь?

Странный вопрос надо признать. Когда это я не хотел выпить? А? То-то. Но ничего странного как оказалось. Заниматься этим приятным и нехитрым делом мы будем у Нее. Вот так номер! Не знаю кому пришла идея в голову притащить меня туда!?... Сам то я хотел бы конечно надеяться что Ее, но... Скорее всего этот самый мой друг (назовем его Скизи) которого собственно говоря и пригласили, просто потащил меня за собой. Тем более он знал как мне Она (не буду больше скрывать ее звали: ну скажем Ренэ, все равно настоящих имен в этой истории я приводить не буду а псевдонимы любые сойдут) нравится.

И вот наконец я оказался у нее дома. Когда входишь на территорию противника первым долгом оглядываешься. Я оглянулся. Народ присутствовал самый разноликий. Тот самый парень с серьгой, (я узнал, что его все зовут Беермен, но так как я несколько стеснялся, то сбивался и у меня получалось Бармен. А вообще-то настоящее его имя Вик. Симпатичная девушка, блондинка (терпеть их не могу) Даэн. Как оказалось младшая сестра хозяйки. Какой-то немец. То-ли Шмидт, то-ли Шмеейр. Сложное имя, его все звали просто Фриц ну я к нему впоследствии по другому и не обращался. Этот самый немец был самым неприятным открытием, потому, что был мужем Ренэ. Был еще один парень но это так. Статист. Я даже не потрудился запомнить его имя.

Вечер катился как каток по асфальту. Медленно и тяжело. Нет. Я не имею в виду, что все сидели, пили и молчали, потому-что нечего сказать. Ну представте ситуацию. В узкий, спаянный круг приходят два новых человека. Представили? Понятно, что особого веселья сразу не будет, а даже наоборот будет некоторая скованность. Все эти натяжки, разговоры типа
- А вот я еще один анекдот вспомнил:

Это уже потом мы как-то притремся друг другу и займем свои места в ее квартире. Конечно я понимаю, что те кто там уже был и так занимали свои места, но с приходом новых людей им пришлось потесниться. Я это говорю потому, что как мы один раз пришли, так там и остались. Да нет. Не жить конечно. Но с тех пор мы начали ходить туда регулярно. Сначала один раз в неделю, потом три, а потом каждый день.

Свой замкнутый мир. Свои понятия и ценности. Какие-то внутренние течения. Две сестры, старшая и младшая. Неприязнь между ними? Нет наверно сложнее. Муж. Может муж, может любовник, может брат? Особой нежности я между ними не заметил. Парень с серьгой. Парень младшей сестры. Красавчик. Была бы у меня такая физиономия, держу пари никаких проблем в общении с людьми не было бы. Муж сидит дома с младшей сестрой, Ренэ с Виком гуляют. Странно? А может просто здоровая шведская семья? Да нет, тоже не похоже. Перекрестия. На мой неискушенный взгляд, нового человека, Ренэ неровно дышит к Вику, но сестра уже заявила на него свои права и поэтому приходится быть осторожной. Кстати, не из за этого ли у сестер такие странные отношения? Женщины очень чувствительны к таким вещам, вот младшая и чувствует. А старшей понятно дело это неприятно, но она ничего с собой поделать не может. Вик. Странный тип. А может наоборот, самый обычный, сам толком не разобрался и страдает бедняга из-за раздвоения. С одной стороны красивая девушка к нему неравнодушна и с другой. Одна из них жена друга, другая ее сестра. Что делать? Ну я конечно уже сейчас слышу заявления так называемых настоящих мужчин;
- Вот повезло дураку! Да спи ты с ними обоими и вся недолга.

Не знаю как бы я поступил в этой ситуации я в ней не был, так что и обсуждать ее не собираюсь.

Даэн. Ну что сказать. Ребенок слишком рано осознавший себя женщиной. Человек, которому не хватает любви и внимания потому, что эта любовь и внимание, постоянно направлены на ее старшую сестру. Человек медленно но верно скатывающийся в бездну самой себя. В бездну истерии.

Вот такой разрез этой квартиры. А теперь добавим меня со Скизи и получится полный комплект. Люди которые в течении нескольких месяцев общались практически только друг с другом (ну про работу я не вспоминаю).


		Что такое друзья Любовь?
		Я расскажу что такое любовь
		Иди ко мне упади на мой нож
		Забейся в экстазе на кого ты похож
				А.Ф. Скляр  

С тех пор я пребывал в аду. Сначала первый круг, не самый страшный. Я жил обычной жизнью видел ее каждый день. Я видел как приходили и уходили люди. Странно, но людей которые оставались как я и приходили каждый день, было мало. Точнее их совсем не было. Кто-то заходил раз в две недели кто-то в два месяца. При мне она рассталась с мужем. Я не вдавался в подробности.

У нее было мало подруг, но много друзей, хотя я назвал бы их скорее знакомыми. И так все шло своим чередом до вечеринки где праздновалось... Ну чего уж там, праздновалось мое день рожденье.

Тот день был очень счастливым для меня. Мы были вместе. Я мог ее обнять не боясь услышать фразу типа:
- Ручонки то убери.

Я мог наконец поцеловать ее.

И мы занимались любовью. Жадно и в тоже время с привкусом какой-то тоски, и серый туман капельками стыл на губах.

А целовались мы вообще где только могли. На балконе, на кухне, и во время танцев, когда мы соприкасались только губами. Я чувсттвовал ее тело. Как наверно не чувствовал свое. Я чувствовал тепло зарождающееся в нем. Но увы... Я знал чем это вызвано. Конечно. Она была просто пьяна.

Видимо таким оригинальным образом она решила сделать мне подарок. В тот день я признался в этом чувстве которое я испытывал к ней. Чувстве, которое не дано понять птицам - и поэтому они счастливы. Чувстве, которое не испытывают животные - и поэтому они счастливы, Чувстве, неведомом даже Богу - но так и должно быть. Это были последние счастливые часы, для меня. Утром я услышал то, что подсознательно ожидал и в тоже время, во что не хотел верить.
- Я была пьяна.
- Значит все это была неправда? - Наивно спросил я.
- Да я вообще ничего не соображала!
- !?

Я упал в самое пекло и нахожусь в нем до сих пор. Или скажем находился. Описывать, что я чувствовал мне просто не хочется. Мне говорили, что я стал похож на труп - да я так себя и чувствовал. Мне говорили чтобы я оставил это - я большего и не хотел.

И Ренэ стала другой со мной. Более жесткой, как-будто боялась меня обнадежить в чем то. Резче слова, тверже взгляд. И такое чувство что она постоянно старалась усугубить мое состояние.

		Действующие лица

Я.
Она.
		Место действия.

Ее квартира, балкон.
                
                Состояние действующих лиц.

Легкое опьянение.

Она: - Я еду в отпуск, в Европу.
Я: - Конечно. Что здесь летом делать.
Она: - Там я встречусь с одним человеком.
Я (с нервным смешком): - И что это за человек.
Она: - Хороший человек симпаотичный и главное он меня любит.
Она (подходит вплотную и смотрит мне в глаза с интересом кошки играющей с мышью): - Что? Больно?


		Есть же где-нибудь дорога
		От Любви к любви.
			К. Никольский.

И вот теперь, сидя в сортире я начинал новую жизнь. Зачем мне сердце приносящее один только дым. Мне это ни к чему. Я хочу стать таким как все. Спокойно жить, есть, пить, ну и так далее. И я буду так жить отныне.

Но в последний раз пойти и посмотреть на ее окна мне никто не запретит. Последний раз. Последний раз посмотрю с любовью или точнее с ее отголоском, так как моя любовь ушла вместе с сердцем на дно унитаза. Последний раз.

Я сходил в ванну и слегка привел себя в порядок, надел плащ и вышел на улицу. До ее дома было недалеко. Я шел не торопясь, чувствуя пустоту в груди и некий ветер в голове. Подходя к знакомому дому, я услышал красивый голос певший песню о любви. Голос Ангела, голос Элвиса Пресли, Брюса Спрингстина и Майкла Джексона вместе взятые. И этот голос обращался к Ренэ. И я увидел Ренэ стоящую на балконе, ее видимо привлекло пение. Но я не увидел никого, кто бы пел. Я подошел и встал под балконом. Голос несся прямо из под моих ног. Я посмотрел вниз. Мои ноги попирали канализационную решетку сквозь прутья которой, в красном свете, я увидел.

Грязное дно, пылающее красным мое сердце, из которого неслась серенада той которую я любил и ряды крыс вокруг. Крыс стоящих как под гипнозом. Крыс очарованых пением. Песня смолкла. Гипноз пропал. Дрожащая от голода свора ринулась на кусок мяса.

02.10.97